Риск банкротства управляющих организаций и привлечение руководителей к субсидиарной ответственности, уже не миф, а реальность...

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 02.07.2021) "О несостоятельности (банкротстве)":

несостоятельность (банкротство) (далее также - банкротство) -  признанная арбитражным судом или наступившая в результате завершения процедуры внесудебного банкротства гражданина неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей;

должник - гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или юридическое лицо, оказавшиеся неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного настоящим Федеральным законом;

денежное обязательство - обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному Гражданским кодексом Российской Федерации, бюджетным законодательством Российской Федерации основанию;

обязательные платежи - налоги, сборы и иные обязательные взносы, уплачиваемые в бюджет соответствующего уровня бюджетной системы Российской Федерации и (или) государственные внебюджетные фонды в порядке и на условиях, которые определяются законодательством Российской Федерации, в том числе штрафы, пени и иные санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налогов, сборов и иных обязательных взносов в бюджет соответствующего уровня бюджетной системы Российской Федерации и (или) государственные внебюджетные фонды, а также административные штрафы и установленные уголовным законодательством штрафы;

руководитель должника - единоличный исполнительный орган юридического лица или руководитель коллегиального исполнительного органа, а также иное лицо, осуществляющее в соответствии с федеральным законом деятельность от имени юридического лица без доверенности;

кредиторы - лица, имеющие по отношению к должнику права требования по денежным обязательствам и иным обязательствам, об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору;

Субсидиарная ответственность  - (лат. subsidiarius — резервный, вспомогательный) понимается как право взыскания неполученного долга с другого, резервного лица, если основной должник не может его погасить.

Гражданский кодекс Российской Федерации (статья 399) предусматривает, что кредитор вправе предъявить требование к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несёт ответственность дополнительно к ответственности другого лица, только после того, как обратится с требованием к основному должнику. Если основной должник откажется удовлетворить требование или кредитор не получит от него в разумный срок ответ, кредитор вправе обратить требование к «субсидиарному должнику».

Субсидиарный должник не является должником в прямом смысле. Это скорее гарант исполнения обязательства.  Поэтому субсидиарную ответственность часто несёт, например, поручитель.

Случаи применения субсидиарной ответственности предусмотрены Гражданским кодексом более чем в 15 статьях: 56, 68, 75, 363, 586, 1029 и других. Возникнуть такая ответственность может и в силу закона, и по договору.

Точкой отсчёта в развитии института субсидиарной ответственности стал 2017 год. Связано это с вступлением в силу Федерального закона № 266-ФЗ  «О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях». По словам экспертов, этот закон «разбудил спящую норму» о субсидиарной ответственности: с того времени  суды по требованию кредитора, которым может быть банк, налоговая служба, контрагент, начали привлекать к субсидиарной ответственности собственников, генеральных директоров и бенефициаров компаний.

Анализируя картотеку  Арбитражных дел  по заявлениям от  к ТСЖ, ЖСК, мы видим  что количество  дел  о банкротстве  не уменьшается, а увеличивается

Только по заявлениям ПАО «МОЭК» мы имеем следующую картину:   2010 г-одно дело, в 2012 г. -4 дела, в 2013 г. 3 дела,, в 2014 г -4 дела, 2015 -1 дело, в  2016 - 8 дел,2017 -6 дел, 2018 -5 дел, 2019 -18 дел, 2020 -8 дел,, за первую половину  2021 уже 4 дела

 И далеко не все  дела завершаются так успешно, как в деле № А40-99619/2021, оглашением  судебного решения кредитору: "В требованиях кредитора о введении наблюдения отказать  и производства по делу о банкротстве прекратить"

Или, как в Деле № А40–161786/16, когда производство по делу прекращается в связи  отсутствием наличия  у должника какого либо имущества и денежных средств, а  заявитель по делу и иные лица не дали согласия на финансирование процедуры.   

Гораздо чаще  выносятся иные  решения:

Дело № А40-192114/16- 124-324Б завершено, ТСЖ  ликвидировано,

Дело № А40-10262/16- 124-22Б завершено, ТСЖ  ликвидировано,

Дело №А40-10271/16-38-20Б  в связи  с тем, что Решением Бутырского районного суда г. Москвы от 05.03.2013г. уже принято решение о ликвидации должника.     конкурсное производство по делу завершено   в отношении   Требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, считаются погашенными.

 Гораздо чаще, как в деле  № А40-74091/20-90-91Б,  № А40-6638/19-183-13, № А40-226062/19-187-259, № А40-225786/20-128-385, А40–259323/20-78-438 «Б», № А40–259323/20-78-438 «Б», № А40-6329/19-36-11 «Б»в отношении должника  ТСЖ   вводится процедура наблюдения и утверждение  временного управляющего,  а в последующем , как в деле  № А40-74091/20-90-91Б,  № А40-6638/19-183-13, № А40-6329/19-36-11 «Б»,   решением Суда ТСЖ признается  несостоятельным (банкротом) и в отношении Товарищества  открывается конкурсное производство , с утверждение конкурсного управляющего и прекращением полномочий руководителя и иных органов управления должника – ТОВАРИЩЕСТВА

 Впоследствии чего  возникает, как в деле №  Дело № А40-185829/2016 субсидиарная Ответственность руководителя  , председателя  правления , в котором  к субсидиарной ответственности по обязательствам ТСЖ   бывший председатель правления привлечен  на сумму 22 377 821, 34 руб

 Рассматривая спор  по делу  №А40-185829/2016  о субсидиарной Ответственности руководителя - председателя  правления ТСЖ, суд апелляционной инстанции, отменяя  судебный акт первой инстанции исходил из следующего. В соответствии с пунктом 4 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве), в редакции, действовавшей в редакции в период, когда Н*. являлся председателем ТСЖ, если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц, такие лица в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам. Пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии такого обстоятельства как причинение вреда имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 настоящего Федерального закона.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенными в пункте 22 совместного постановления от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями.

Таким образом, необходимыми условиями для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на учредителя, участника или иных лиц, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо имеют возможность иным образом определять его действия, являются наличие причинно-следственной связи между использованием ответчиком своих прав и (или) возможностей в отношении должника и действиями (бездействием) должника, повлекшими его несостоятельность (банкротство), при обязательном наличии вины ответчика в банкротстве должника.

В соответствии со ст. 144 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ) органами управления товарищества собственников жилья являются общее собрание членов товарищества, правление товарищества.

В силу п. 1 ст. 147 ЖК РФ руководство деятельностью товарищества собственников жилья осуществляется правлением товарищества.

Правление товарищества собственников жилья вправе принимать решения по всем вопросам деятельности товарищества, за исключением вопросов, отнесенных к исключительной компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме и компетенции общего собрания членов товарищества собственников жилья.

В соответствии с п. 4,6 ст. 148 ЖК РФ в обязанности правления товарищества собственников жилья, в том числе., входит управление многоквартирным домом или заключение договоров на управление им, а также заключение договоров на обслуживание, эксплуатацию и ремонт общего имущества в многоквартирном доме.

Как следует из п. 1-2 ст. 149 ЖК РФ председатель правления товарищества обеспечивает выполнение решений правления, имеет право давать указания и распоряжения всем должностным лицам товарищества, исполнение которых для указанных лиц обязательно.

Председатель правления товарищества собственников жилья действует без доверенности от имени товарищества, подписывает платежные документы и совершает сделки, которые в соответствии с законодательством, уставом товарищества не требуют обязательного одобрения правлением товарищества или общим собранием членов товарищества.

В соответствии с положениями Устава ТСЖ  председатель правления обеспечивает выполнение решений общего собрания членов Товарищества, правления, руководит текущей деятельностью Товарищества и имеет право давать обязательные указания и распоряжения всем должностным лицам Товарищества.

Председатель правления Товарищества и члены правления при осуществлении своих прав и исполнении установленных обязанностей должны действовать в интересах Товарищества, осуществлять свои права и исполнять установленные обязанности добросовестно и разумно. Таким образом, из упомянутых положений ЖК РФ и Устава ТСЖ следует, что лицо, осуществляющее руководство текущей деятельностью - председатель правления должен действовать добросовестно и разумно; имеет право давать обязательные для исполнения иным должностным лицам Товарищества, указания; может действовать без доверенности, подписывать платежные документы и совершать сделки. Изложенное свидетельствует о том, что  Председатель правления ТСЖ, обладает возможностью давать обязательные для исполнения должником указания и тем самым контролировать хозяйственную деятельность предприятия со всеми вытекающими из этого правовыми и финансовыми последствиями

 Для привлечения к субсидиарной ответственности достаточно соответствия двум критериям: наличие фактической или юридической возможности оказывать воздействие на принимаемые должником решения; наличие причинно-следственной связи между действиями или бездействием привлекаемого к ответственности лица и несостоятельностью должника

 Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве" (далее – Постановление) введена еще одна категория подлежащих субсидиарной ответственности лиц – соучастники. Речь идет о тех, кто не своим решением повлиял на должника, а по указанию контролирующего должника лица способствовал причинению ущерба компании, которое впоследствии привело к ее несостоятельности. Судебная практика относит к последним номинальных директоров, контрагентов, которые извлекли прибыль из причинившей ущерб должнику сделки, несовершеннолетних детей, которых иногда используют для вывода имущества и создания искусственной схемы для ухода от кредиторов.

Для привлечения к субсидиарной ответственности суды должны исходить из того, что именно действия (бездействие) контролирующего лица явились необходимой причиной объективного банкротства (п. 19 Постановления). Здесь следует учитывать положения ст. 61.20 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", из которой следует, что если сделка не являлась причиной несостоятельности должника, то контролирующее должника лицо возместит только реальный ущерб, который причинен такой сделкой.

При рассмотрении  спора по делу № А40-185829/2016  суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что руководителем должника в периоды своей работы были осуществлены действия, финансовым результатом которых явился существенный убыток с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов. Таким образом, бывшим руководителем Должника осуществлены действия, которые в последующем явились причиной банкротства должника. При этом разумность и обоснованность совершенных этих действий не была доказана Председателем Правления. Также суд апелляционной инстанции приходит к выводу о причинении вреда имущественным правам кредиторов ТСЖ,  в результате осуществления упомянутых сделок.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», под действиями (бездействием) контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов (статья 61.11 Закона о банкротстве) следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы. Неправомерные действия (бездействие) контролирующего лица могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом ("фирмой - однодневкой" и т.п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам, и т.д.

В соответствии с пунктом 23 упомянутого Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017г. № 53 презумпция доведения до банкротства в результате совершения сделки (ряда сделок) может быть применена к контролирующему лицу, если данной сделкой (сделками) причинен существенный вред кредиторам. К числу таких сделок относятся, в частности, сделки должника, значимые для него (применительно к масштабам его деятельности) и одновременно являющиеся существенно убыточными.

При этом следует учитывать, что значительно влияют на деятельность должника, например, сделки, отвечающие критериям крупных сделок (статья 78 Закона об акционерных обществах, статья 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и т.д.).

 Рассматривая вопрос о том, является ли значимая сделка существенно убыточной, следует исходить из того, что таковой может быть признана в том числе сделка, совершенная на условиях, существенно отличающихся от рыночных в худшую для должника сторону, а также сделка, заключенная по рыночной цене, в результате совершения которой должник утратил возможность продолжать осуществлять одно или несколько направлений хозяйственной деятельности, приносивших ему ранее весомый доход.

Согласно пункту 1 статьи 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» крупной сделкой считается сделка (несколько взаимосвязанных сделок), выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности и при этом связанная с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества публичного общества, цена или балансовая стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату.

В данном случае из бухгалтерской отчетности ТСЖ   следует, что по состоянию на 2013г. выручка товарищества составила 9 млн. руб., на 2014г.- 13, 6 млн. руб., на 2015г. - 18, 2 млн. руб. Цена задолженности по указанным сделкам превысила один процент стоимости активов должника, и не является обычной хозяйственной деятельностью. 

 Также суд апелляционной инстанции признал наличие причинно-следственной связи между осуществлением Председателем правления ТСЖ  указанных сделок и невозможностью полного погашения требований кредиторов Должника.

Данный вывод подтверждается следующими обстоятельствами.

Согласно п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств: причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве.

В данном случае между действиями Председателя  Правления  и последствиями в виде невозможности полного погашения требований кредиторов ТСЖ  судом апелляционной инстанции усматривается причинно-следственная связь. Зная о возможных финансовых затруднениях товарищества, Председатель правления намеренно заключил  сделки, уведомлял о неверных тарифах, наращивал задолженность, тем самым причинил существенный вред кредиторам Должника. Именно указанные действия Председателя Правления привели к банкротству ТСЖ

Таким образом, между осуществлением Председателем правления сделок, наращиванием задолженности и невозможностью полного погашения требований кредиторов существует прямая причинно-следственная связь. Также суд апелляционной инстанции исходит из того, что в отношении действий (бездействия) Председателя правления  подлежит применению презумпция вины контролирующего должника лица.

 С учетом положений пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, изложенных в Постановлении от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», для привлечения к субсидиарной ответственности, действует презумпция виновности контролирующего должника лица, согласно которой в случае невозможности полного погашения требования кредиторов, контролирующее должника лицо считается виновным в банкротстве организации, пока не докажет обратное. Бремя доказывания отсутствия вины переходит на контролирующее должника лица ( Председателя правления в данном случае).

Привлекаемое к ответственности лицо вправе опровергнуть названные презумпции, доказав, что невозможность погашения требований кредиторов возникла по другой конкретной причине. То есть, законом бремя доказывания отсутствия вины возложено на контролирующее Должника лицо. В отсутствие таковых доказательств, презюмируется наличие   вины Председателя правления.

Особенно  следует отметить то обстоятельство  в результате которого возникла вина  Председателя правления:  в  ГБУ МФЦ  не были данные  об актуальных тарифах при смене  Поставщика АО « Мосэнерго» на  ПАО «МОЭК»  и при расчетах применялись заниженные  тарифы      при начислении в ЕПД  за поставленный ресурс  , что по мнению Суда привело к неисполнение условий договора № *** «Об информационном обеспечении населения за жилищно-коммунальные и связанные с ними услуги на основании ЕПД» что повлияло на платёжеспособность должника

Еще один пример, в котором в деле Дело № А40-274251/18-71-342 Б с бывшего председателя правления взысканы в пользу ТСЖ   1 705 000 рублей убытков в конкурсную массу.

В этом же деле до  рассмотрения  заявления о  привлечении к субсидиарной ответственности   Суд  удовлетворил заявление конкурсного управляющего   о принятии обеспечительных мер и  наложил арест на имеющиеся денежные средства в пределах   на счетах и   на движимое и недвижимое имущество в пределах взыскиваемой суммы 8 276 192,10 рублей

По данным, опубликованным на сайте федресурса, начиная с 2016 года неуклонно растёт количество заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности.

На 2019—2020 годы количество обращений увеличилось более чем на 100 процентов. В цифрах ситуация выглядит так: в 2016 году подано 2699 заявлений; в 2019 – 6103 заявления; за январь – июнь 2020 года 3035 заявлений. Связано это с принятием и развитием правовых норм по вопросу ответственности контролирующих лиц и привлечением их к субсидиарной ответственности.

 В общем смысле под субсидиарной ответственностью понимают право на взыскание неполученного долга с другого обязанного лица, если первое лицо не способно его погасить. То есть в данном виде ответственности есть основной и дополнительный должники. Дополнительный несёт субсидиарную ответственность.

К дополнительному должнику кредитор вправе предъявить требования, если основной должник не удовлетворяет требования кредитора (ст. 399 ГК РФ (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 08.12.2020)).

На практике к субсидиарной ответственности привлекается контролирующее деятельность организации лицо. Как правило, таким лицом является директор организации. Ответственность наступает за заранее фиктивные или невыгодные сделки, которые впоследствии могут привести к возникновению долга перед кредиторами или банкротству юридического лица.

В настоящий момент практика идёт по пути расширения круга ответственных лиц. В частности, ответственность совместно с руководителем могут разделить и родственники недобросовестного руководителя.

В частности, для того чтобы избежать риск наложения ареста на активы руководителя, последние переоформляют имущество на своих родственников, что позволяет сохранять контроль над имуществом и в то же время не бояться его изъятия.

Так, например, руководитель компании может подарить активы своим детям или вывести имущество путём заключения сделок с родственниками жены. В результате таких действий должник и его контролирующее лицо остаются пустыми и взыскать с них уже ничего не получится.

По факту возможность привлекать к ответственности родственников руководителя появилась в июле 2017 года. Федеральными законами от 28.12.2016 № 488-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и № 266-ФЗ от 29.07.2017 «О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях».

Нормативными актами была введено понятие о КДЛ (контролирующее должника лицо).

КДЛ – физическое или юрлицо, имевшее за три года до банкротства и после возникновения его признаков возможность определять действия должника, в том числе в силу родства с директором (ст. 1 ФЗ от 29.07.2017 № 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях»).

Случаи привлечения родственников к субсидиарной ответственности: родственник работает в подконтрольной должнику компании на руководящей должности (Определение Верховного Суда РФ от 16.12.2019 № 309-ЭС17-8686по делу № А07-1646/2016); должник заключил с членом семьи сделки и передал ему активы (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.07.2019 № 09АП-35379/2019, 09АП-35381/2019, 09АП-35382/2019 по делу № А40-96582/2016); при наличии непогашенной субсидиарной ответственности на момент смерти КДЛ  ( Определение Верховного Суда РФ от 15.01.2021 № 306-ЭС17-16801(3) по делу № А55-9320/2016).

 Конечно, надо понимать, что родственника не привлекут к субсидиарной ответственности в безусловном порядке только потому, что он является членом семьи. Чтобы привлечь к ответственности родственников нужны неопровержимые доказательства, что лицо является контролирующим или бенефициаром.      В делах о привлечении к ответственности родственников контролирующее должника лицо ( КДЛ) заявителям нужно доказать, что члены семьи знали о деятельности должника, принимали в ней непосредственное участие и извлекли из этого выгоду.

Суды  должны дать оценку вовлечённости в управление компанией и получение выгоды родственниками.  Так , например, Постановлении   от 09.09.2020 № Ф01-12361/2020 по делу № А11-8680/2016  Суд решил не привлекать сына к солидарной ответственности с отцом, так как он не участвовал в незаконных действиях по выводу имущества.  

Например, в  деле о банкротстве  № А40-131425/2016 кредитор требовал привлечь к субсидиарной ответственности по долгам общества не только бывшего директора и его супругу, но и их детей. Директор был участником общества, супруга — бухгалтером. Детям в подарок была передана дорогая недвижимость. Суды нижестоящей инстанции отказались привлечь детей к ответственности, но ВС РФ с ними не согласился и  принял своё решение,  направив дело на пересмотр.

Дети не являлись контролирующими лицами, и не осуществляли действий, которое довели компанию до банкротства, однако родители с их помощью спрятали имущество от кредиторов. Впоследствии Арбитражный суд Москвы привлёк детей к субсидиарной ответственности солидарно с родителями. Суд в решении выделил, что у сделок с недвижимостью есть признаки мнимости, а у детей нет достаточных доходов для содержания квартир.

ВС РФ 23.12.2019 в Определении № 305-ЭС19-13326  по делу № Дело № А40-131425/2016.  указал, что не исключает возможность использования родителями личности детей в качестве инструмента для сокрытия принадлежащего родителям имущества от обращения на него взыскания по требованиям кредиторов о возмещении вреда, причиненного родителями данным кредиторам. В частности, родители могут оформить переход права собственности на имущество к детям лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, совершив тем самым мнимую сделку. В этом Определении Суд указал, что вред кредиторам может быть причинен не только доведением должника до банкротства, но и умышленными действиями, направленными на создание невозможности получения кредиторами полного исполнения за счет имущества контролирующих лиц, виновных в банкротстве должника, в том числе путем приобретения их имущества родственниками по действительным безвозмездным сделкам, не являющимся мнимыми, о вредоносной цели которых не мог не знать приобретатель. При этом не имеет правого значения, какое именно имущество контролирующих лиц освобождается от притязаний кредиторов на основании подобной сделки – приобретенное за счет незаконно полученного дохода или иное, поскольку контролирующее лицо отвечает перед кредиторами всем своим имуществом, за исключением того, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание (статья 24 Гражданского кодекса). В этом случае возмещение причиненного кредиторам вреда ограничено по размеру стоимостью имущества, хотя и сменившего собственника, но, по сути, оставленного в семье (статья 1082 Гражданского кодекса).

Следует принимать во внимание, что Субсидиарную ответственность возможно также унаследовать. По факту  законодательство не содержит норм о переходе обязательств по субсидиарной ответственности в случае смерти. Ранее суды оставляли такие требования без удовлетворения (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 30.03.2017 № Ф06-18340/2017 по делу № А12-26858/2013   Позиция судов основывалась на том, что долг по субсидиарной ответственности неразрывно связан с личностью наследодателя и не подразумевает правопреемства. Однако  ВС РФ в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам   от 16.12.2019 № 303-ЭС19-15056 по делу № А04-7886/2016. посчитал, что долг по субсидиарной ответственности  входит в наследственную массу. Иначе имущество, незаконно полученное за счёт кредиторов, было бы защищено от их притязаний, что несправедливо   Чтобы родственника КДЛ не привлекли к ответственности, он, исходя из имеющейся практики, должен соответствовать следующим критериям: родственник не должен осуществлять действий, которые влияли на решения компании; не должен участвовать в сделках по выводу активов; доход и наличие имущества должны быть подтверждены документально; для наследников важно, чтобы активы были приобретены до совершения действий, повлекших привлечение к субсидиарной ответственности. В случае же если родственники контролирующего лица действительно принимали участие в противоправных действиях, то отстоять свою правоту практически невозможно, а вероятность возмещения долгов компании очевидна.

 Приведенные  в настоящей статье  примеры, только маленькая толика дел, которые рассматриваются в арбитражном суде  по несостоятельности ( банкротстве) и привлечению к субсидиарной ответственности. . Однако  эти дела  дают четкое представление о значении правовой и профессиональной компетентности  Председателя правления и роли юристов , которые  в  рамках поддержки ТСЖ ,  их  консультаций и в конечном итоге – спасения в определенных сложных, кризисных ситуациях

Ольга Перминова, судебный эксперт, юрист 

Часть статьи опубликована  в Журнале "Председатель ТСЖ" №6(160) 2021 с 52-53 "Риск банкротства юрлица для руководителей управляющих организаций" 

Теги: